Михаил Булгаков "Белая гвардия"

Прочитал роман Михаила Булгакова "Белая гвардия". Остался разочарованным. В свое время два раза перечитал с огромным удовольствием его "Мастера и Маргариту", а тут такое желание явно не возникнет.

Хотелось снова почувствовать особый булгаковский стиль, и он был, но в какой-то неярко выраженной форме. Может, сказалось, что это первое крупное произведение Михаила Афанасьевича и его личный стиль еще не выработался?

Смысловой ценности я тоже не почувствовал в этом романе. Или я был невнимателен, или, надеюсь, я просто не понял этот роман.

Хотя украинофобия Булгакова прослеживается в "Белой гвардии" вполне заметно. И странно, что российские каналы еще не используют экранизации этого романа в качестве очередного средства антиукраинской пропаганды. 

Эрнест Хемингуэй "Старик и море"

Прочитал повесть Эрнеста Хемингуэя "Старик и море". Очень напомнило Паоло Коэльо, но Хемингуэй пишет не так навязчиво поучительно как бразилец.

 Две основные мысли я бы выделил из этой повести и все они принадлежат старику:
  • "Я ведь живу среди хороших людей". 
  • "Драться, драться, пока не умру".
Но вот только жаль, что в нашей жизни чаще всего драться приходится с людьми, а не с акулами. Хотя это, наверное, потому, что мы не прониклись первой мыслью о том, что мы живем среди хороших людей. Так что у старика Хемингуэя можно поучиться не только упорству в достижении цели, но и позитивному отношению к окружающим людям. 

Валентин Пикуль "Три возраста Окини-сан"

Прочитал роман Валентина Пикуля "Три возраста Окини-сан". Роман - о море, поэтому читал два года, каждый раз, когда ездил на наше Черное море. Но за эти два года перед глазами прошла целая жизнь контр-адмирала Российского флота от самой его юности до самой его гибели.

Любая смерть печальна, но смерть главного героя романа кажется особенно печальной. И жаль, что такой конец кажется неизбежным все последние главы книги.

Но похоже, такой саморазрушительный финал свойственен истории России вообще. Ощущение, что мы строим только для того, чтобы потом это разрушить. И никакие враги нам для этого не нужны, мы и сами хороши в саморазрушении.

И даже если бы Пикуль продолжил свой роман и описал судьбу сына контр-адмирала, единственно выжившего и ставшего служить на Красном флоте, то вряд ли бы его жизнь закончилась намного счастливее, чем жизнь его отца. Вряд ли бы дворянин по происхождению выжил в мясорубке репрессий 30-х гг. Однако о репрессиях Пикуль не писал, поэтому продолжения романа мы не увидели. Но всё равно люблю Валентина Пикуля.

Джон Бойнтон Пристли "Визит инспектора"

Прочитал пьесу Джона Бойнтона Пристли "Визит инспектора". Никогда не увлекался чтением драматургии, но эта пьеса очень понравилась. Кроме того, чтение в оригинале позволило более живо представить себе происходящее на сцене.

"Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу" (Евангелие от Марка 4:22) - таким бы я сделал эпиграф к этому произведению. И даже когда кажется, что явное стало снова тайным, не обольщайтесь - Инспектор грядет!

Меня предупреждали, что финал пьесы очень неожиданный, но но я и представить себе не мог, насколько он неожиданный. В общем, почитайте сами, не пожалеете!

Сергей Лукьяненко "Мужской разговор"


Прочитал рассказ Сергея Лукьяненко "Мужской разговор". Ничего плохого не ожидал от мэтра, и ожидания меня не обманули.

Описание одинакового события с точки зрения средневековья, двадцатого века и века двадцать первого века напомнило мне цитату из Ричарда Баха:

"Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного  дракона.  Ни одного храброго рыцаря, ни  единой  принцессы,  пробирающейся  тайными лесными тропами,  очаровывая  своей  улыбкой  бабочек  и  оленей.
   Нам кажется, что наш век отделяет от тех сказочных времен  какая-то граница, и  в  нем  нет  места  приключениям.  Судьба,..  эта  дорога, простирающаяся за горизонт... призраки пронеслись  по  ней  в  далеком прошлом и скрылись из  виду...
   Как замечательно, что  это  не  так!  Принцессы,  рыцари,  драконы, очарованность, тайны и приключения... они  не  просто  рядом  с  нами, здесь и сейчас, - ничего другого и не было никогда на  земле!
   В наше время их облик, конечно, изменился.  Драконы  носят  сегодня официальные костюмы, прячутся за масками  инспекций  и  служб.  Демоны общества с пронзительным криком  бросаются  на  нас,  стоит  лишь  нам поднять глаза от земли, стоит повернуть  направо  там,  где  нам  было сказано идти налево. Внешний вид нынче стал так обманчив, что  рыцарям и принцессам трудно узнать друг друга, трудно узнать даже самих  себя.
   Но в наших снах мы все еще встречаемся с Мастерами Реальности.  Они напоминают нам, что мы  никогда  не  теряли  защиты  против  драконов, что синее пламя струится в нас, позволяя  изменять  наш  мир,  как  мы захотим. Интуиция нашептывает истину: мы не пыль, мы - волшебство!"

Вот таким мастером реальности и оказался Сергей Лукьяненко в своем коротком рассказе. Но и не только век рыцарей у него не закончился, но и век космодесантников у него всегда был и будет.

Валентин Пикуль "Моонзунд"

Прочитал роман Валентина Пикуля "Моонзунд". Почти с самого детства Пикуль остается моим любимым историческим писателем. Ну, а этот роман было вдвойне интересно почитать, потому что он описывает эпоху трансформации в России до и во время революции 1917 года, что так напоминает происходящее в стране почти 100 лет спустя.

Пикуль, конечно, как истый ленинец описывает события, сочувствуя большевикам. Но и даже среди его строк видно чаяние по нормальной России. Хоть и было понятно, что строить Россию демократической после многих веков самодержавия очень сложно.Проще для "стабильности" построить очередную диктатуру.

История имеет свойство повторяться. И не дай Бог, чтобы это было по ленинскому сценарию.

Борис Акунин "Пелагея и красный петух"

Прочитал роман Бориса Акунина "Пелагея и красный петух". Окунулся в жизнь дореволюционной России. Акунин позволяет это сделать хорошо. И язык, и реалии переданы так хорошо, что думаешь, что произведение написано современником описываемых событий.

С другой стороны, все измышления автора о "Боге в душе" и необходимости более нового Завета выглядит очень даже современно. Хотя, наверное, во все времена были люди, пытающиеся оправдать свою веру, не соответствующую Библии, или показать себя умнее этой якобы слишком наивной и устаревшей Книги.